Vosapex.ru

Ремонт и отделка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Утром — деньги, вечером — стулья, или Тестирование томатов сорта; Падишах; и; Быстренок; F1 компании; Ваше хозяйство. Часть II. Рост и развитие

"Утром — деньги, вечером — стулья!", или Тестирование томатов сорта 'Падишах' и 'Быстренок' F1 компании "Ваше хозяйство". Часть II. Рост и развитие

Пикировка или перевалка? В любом случае это пересадка сеянцев в землю, а землю сначала надо приготовить и подготовить. Раньше (до этого тестирования) я делала так: приготавливала почвосмесь, одну часть которой составляла земля из открытого грунта (заготавливала с осени), а другую — покупной торфогрунт (тот, который подешевле), перемешивала, проливала смесь кипятком с марганцовкой и давала остыть.

Но в этом году компания «Ваше хозяйство» прислала всем тестировщикам супер-улучшитель почвы «Атлант», состоящий из живых клеток Bacillus subtilis, Bacillus megaterium и др., и я решила подготовить землю для рассады, используя бактерии–помощники. Что ж, скажу я вам, пока не знаю, какой эффект получится от этих бактерий в итоге, но на подготовку смеси у меня ушло гораздо меньше времени, т.к. мне не пришлось кипятить воду чайниками, ждать, когда горячая земля остынет, а просто взять и перемешать 1,5 г средства с 10 л почвосмеси (земля такая же, как и в прошлые годы — составная).

подготовка грунта

Подготовка грунта

Чайная ложечка препарата без верха в тазик грунта — и земля готова! Можно приступать к пикировке… Или всё-таки к перевалке? Чем отличается пикировка от перевалки? Да всё просто, когда переваливаешь из одной ёмкости в другую растение с комом земли без повреждения главного корня, то это перевалка, а если корешок обрезается, то это пикировка.
«… разрешите спросить Вас как художник художника… Вы рисовать умеете?»

Эпизод 5. Томат Падишах

Итак, пикировка томата Падишах была проведена 25 марта в кассеты площадью 40х50 мм и глубиной 50 мм.

Этапы пикировки

Поэтапно это выглядит так:

  • насыпаю в каждую ячейку кассеты немного земли (примерно до половины).
  • заливаю водой комнатной температуры. Так как в ячейках есть отверстия, то излишек воды сливается в поддон, а земля становится консистенции сметаны. Зачем? Просто помню поговорку своей бабушки: «Сей в грязь — будешь князь». Я, конечно, не сею, но поговорку использую.
  • отрываю от бумажной основы один росток. На фото 1 хорошо видны длинные корешки ростка томата.
  • обрываю лишнюю, по своему разумению, бумагу (не всю, а примерно по размеру ячейки кассеты), а вместе с бумагой обламываются и концы корешков. Вот поэтому-то и пикировка!
  • делаю в земле углубление (фото 2).
  • опускаю росток в ямку. Грязевой грунт обволакивает и свободные корешки, и оставшуюся бумагу, а значит не остается пустот и воздушных пузырьков вокруг корешков.
  • досыпаю грунт до верха ячейки.
  • уплотняю грунт (фото 3) и досыпаю его по необходимости.
  • проливаю водой и… забываю на день-два.

солярий для томатов

Как было упомянуто в первой части моего повествования, температура у меня на балконе комфортная, а порой даже и зашкаливает выше нормы комфортности.

влажность и температура

Но когда погода в конце марта разрешилась солнышком, то температура на моем балконе установилась как в Африке (за исключением акул, горилл и злых крокодилов).

влажность и температура в полдень солнечного дня

Если вы забыли, напомню, что распикировала я свои томаты сорта Падишах 25 марта, а после недели в «знойной Африке» на моем балконе они подросли и окрепли.

25-31

Разница очевидна

Эпизод 6. Томат Быстренок F1

Пикировка всходов томата Быстренок была проведена 31 марта.

пикировка

  • насыпаю в каждый горшочек немного земли, не уплотняя ее.
  • заливаю водой комнатной температуры до верха и жду, пока вода впитается в грунт и стенки горшочка.
  • достаю из контейнера бумажную основу вместе с ростками (фото 1).
  • отрываю от бумажной основы один росток. На фото 2 хорошо видны длинные корешки ростка.
  • обрываю лишнюю, по своему разумению, бумагу.
  • делаю в земле углубление.
  • опускаю росток в ямку.
  • уплотняю грунт и досыпаю по необходимости (фото 3).
  • проливаю водой и забываю на день-два. Где? На полу балкона, там нет прямых солнечных лучей.

Быстренок

Саженцы явно подросли, образовали новые листочки… И вот тут-то я и обратила внимание, что листья у томатов НЕОДИНАКОВЫЕ. У трех саженцев одного «фасона», а у четырех — другого. При пикировке, когда первые настоящие листья были еще маленькие, разницу в формах листьев можно было «списать» на неполную сформированность листа, но теперь эта разница (БОЛЬШАЯ РАЗНИЦА!) стала хорошо заметна. Сравните сами:

большая разница

Пересортица?
Какие же листья должны быть у сорта Быстрёнок F1? Не может один и тот же сорт иметь разные листья? Или может? Решила не рубить с плеча и подождать плодов, авось удастся идентифицировать, где какие томаты и какие у них листья.

Пословицы и поговорки про мебель

Давным-давно, когда еще и в помине не было Инстаграма, и даже древних «Одноклассников», люди уже обменивались мемасиками и статусами, правда называли их несколько иначе – пословицами и поговорками.

С тех пор многое изменилось, например, в современных пословицах содержится куда меньше поучительной мудрости. Ну и, акценты сместились, разумеется. Ведь раньше дом и предметы быта занимали в жизни человека больше места, чем сейчас. Давайте-ка вспомним самые популярные поговорки обо всем, что касается дома и мебели.

«Человек без своего дома хуже животного, ведь даже у зверя есть своя нора», – рассуждают якуты о быте;

«В каждой избушке – свои погремушки», – подметили наши пращуры индивидуальные особенности каждой отдельно взятой социальной группы;

«Вещи всегда похожи на своего хозяина», – зорко подметили японцы отражение человеческого характера в устройстве его жилища.

Пословицы и поговорки про мебель

Фото автора Maria Orlova: Pexels

Один из самых важных предметов, и едва ли не первая мебель, которую стараются купить, обустраиваясь в новом, еще пустом доме. Во всех культурах, за исключением, разве что, восточных народов, у которых вместо него ковры да циновки, именно стол символизирует собой благополучие, богатство, надежность, уют и крепкую семейственность. Разумеется, и в пословицах этому предмету мебели уделялось огромное внимание, и не только в России, а по всему миру.

Читайте так же:
Раб стульчик для госпожи

Пословицы и поговорки про мебель

Фото автора Tom Swinnen: Pexels

«Дом без стола, то же самое, что дом без жены», – пылко утверждают любвеобильные испанцы;

«Без хлеба стол всегда кривой», – согласно поддакивают им сербы;

«Кого за стол сажают, а кого из-за стола гоняют», – это уже русские справедливо заметили;

«И за столом едал, и под столом лежал», – тоже наш, отечественны фольклор, о многоопытных индивидуумах. Или вот еще: «когда пешком под стол ходил», – ну это и подавно всем нам знакомо.

Сундук

Мы не раз писали об этом легендарном предке шкафа, кровати, чемодана и Бог знает, чего еще. Поскольку сундук – вещица не из дешевых, то в бытность его актуальным предметом мебели что попало туда не складывали, а только самое дорогое, важное, сокровенное, приданое, например, праздничную одежду или сбережения.

Пословицы и поговорки про мебель

Фото автора David Bartus: Pexels

Отсюда и пословица: «Он любит заглядывать в чужой сундук», – так на Украине характеризовали бесцеремонного и наглого персонажа, который любит лезть в чужие дела без приглашения, чем заслуживает всеобщее неодобрение и недоверие.

«Чем искать у других, поройся в своем сундуке», – рекомендует поступать монгольская поговорка тем, кто слишком пристально следит за другими, не замечая своих собственных недостатков.

«Сложил в сундук гнилушки, а всем говорит, что сандаловое дерево», – это уже вьетнамцы про любителей приврать да прихвастнуть.

«В сундуке и от смерти не спрячешься, и счастье в сундуке не сохранишь», – арабы о превратностях и неотвратимости судьбы.

Лавка

Еще один культовый предмет, о котором сложено немало поговорок. Но, в отличие от стола, лавка символизирует, скорее, бедность, что, в общем-то понятно – у всего на свете должна быть противоположность, даже у стола. Эта особенность хорошо прослеживается в пословицах:

«Лавка бела, да изба-то гола», – наши с вами предки о том, что кажется, и что есть на самом деле;

«Семеро по лавкам», – о небогатой, зато многодетной семье;

«У богача лавка дубовая, у нищего – берестяная», – приговаривали в древности финны;

«Работяге и деревянная лавка мягкая», – гласит греческая пословица.

Наши дни

Хоть у нас и перестало быть модным придумывать пословицы и поговорки, но кое-что и мы привнесли в копилку народной мудрости:

«Хранить скелеты в шкафу», – о том, что никто не без греха, только умело прячет свои тайны от посторонних;

«Утром деньги – вечером стулья», – меткая цитата из книги «Ильфа и Петрова, давно превратившаяся в настоящую пословицу.

Возможно, вы вспомните еще что-то из современного народного творчества и пополните нашу копилочку пословиц и поговорок про мебель?

Двенадцать стульев (Ильф и Петров)/Глава XXXVI

Был воскресный вечер. Все было чисто и умыто. Даже Машук, поросший кустами и рощицами, казалось, был тщательно расчесан и струил запах горного вежеталя.

Белые штаны самого разнообразного свойства мелькали по игрушечному перрону: штаны из рогожки, чертовой кожи, коломянки, парусины и нежной фланели. Здесь ходили в сандалиях и рубашечках «апаш». Концессионеры, в тяжелых, грязных сапожищах, тяжелых пыльных брюках, горячих жилетах и раскаленных пиджаках, чувствовали себя чужими. Среди всего многообразия веселеньких ситчиков, которыми щеголяли курортные девицы, самым светлейшим и самым элегантным был костюм начальницы станции.

На удивление всем приезжим, начальником станции была женщина. Рыжие кудри вырывались из-под красной фуражки с двумя серебряными галунами на околыше. Она носила белый форменный китель и белую юбку.

Налюбовавшись начальницей, прочитав свеженаклеенную афишу о гастролях в Пятигорске театра Колумба и выпив два пятикопеечных стакана нарзана, путешественники проникли в город на трамвае линии «Вокзал — «Цветник». За вход в «Цветник» взяли десять копеек.

В «Цветнике» было много музыки, много веселых людей и очень мало цветов. Симфонический оркестр исполнял в белой раковине «Пляску комаров». В Лермонтовской галерее продавали нарзан. Нарзаном торговали в киосках и вразнос.

Никому не было дела до двух грязных искателей брильянтов.

— Эх, Киса, — сказал Остап, — мы чужие на этом празднике жизни.

Первую ночь на курорте концессионеры провели у нарзанного источника.

Только здесь, в Пятигорске, когда театр Колумба ставил третий раз перед изумленными горожанами свою «Женитьбу», компаньоны поняли всю трудность погони за сокровищами. Проникнуть в театр, как они предполагали раньше, было невозможно. За кулисами ночевали Галкин, Палкин, Малкин, Чалкин и Залкинд, марочная диета которых не позволяла им жить в гостинице.

Так проходили дни, и друзья выбивались из сил, ночуя у места дуэли Лермонтова и прокармливаясь переноской багажа туристов-середнячков.

На шестой день Остапу удалось свести знакомство с монтером Мечниковым, заведующим гидропрессом. К этому времени Мечников, из-за отсутствия денег каждодневно опохмелявшийся нарзаном из источника, пришел в ужасное состояние и, по наблюдению Остапа, продавал на рынке кое-какие предметы из театрального реквизита. Окончательная договоренность была достигнута на утреннем возлиянии у источника. Монтер Мечников называл Остапа дусей и соглашался.

— Можно, — говорил он, — это всегда можно, дуся. С нашим удовольствием, дуся.

Остап сразу же понял, что монтер великий дока. Договаривающиеся стороны заглядывали друг другу в глаза, обнимались, хлопали по спинам и вежливо смеялись.

— Ну, — сказал Остап, — за все дело десятку!

— Дуся! — удивился монтер. — Вы меня озлобляете. Я человек, измученный нарзаном.

— Сколько же вы хотите?

— Положите полста. Ведь имущество-то казенное. Я человек измученный.

— Хорошо. Берите двадцать! Согласны? Ну, по глазам вижу, что согласны.

— Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон.

— Хорошо излагает, собака, — шепнул Остап на ухо Ипполиту Матвеевичу, — учитесь.

— Когда же вы стулья принесете?

— Стулья против денег.

— Это можно, — сказал Остап, не думая.

— Деньги вперед, — заявил монтер, — утром — деньги, вечером — стулья или вечером — деньги, а на другой день утром — стулья.

— А может быть, сегодня — стулья, а завтра — деньги? — пытал Остап.

— Я же, дуся, человек измученный. Такие условия душа не принимает.

— Но ведь я, — сказал Остап, — только завтра получу деньги по телеграфу.

Читайте так же:
Барный стул сварить

— Тогда и разговаривать будем, — заключил упрямый монтер, — а пока, дуся, счастливо оставаться у источника, а я пошел: у меня с прессом работы много. Симбиевич за глотку берет. Сил не хватает. А одним нарзаном разве проживешь?

И Мечников, великолепно освещенный солнцем, удалился.

Остап строго посмотрел на Ипполита Матвеевича.

— Время, — сказал он, — которое мы имеем, — это деньги, которых мы не имеем. Киса, мы должны делать карьеру. Сто пятьдесят тысяч рублей и ноль ноль копеек лежат перед нами. Нужно только двадцать рублей, чтобы сокровище стало нашим. Тут не надо брезговать никакими средствами. Пан или пропал. Выбираю пана, хотя он и явный поляк. Остап задумчиво обошел кругом Воробьянинова.

— Снимите пиджак, предводитель, поживее, — сказал он неожиданно.

Остап принял из рук удивленного Ипполита Матвеевича пиджак, бросил его наземь и принялся топтать пыльными штиблетами.

— Что вы делаете? — завопил Воробьянинов. — Этот пиджак я ношу уже пятнадцать лет, и он все как новый!

— Не волнуйтесь! Он скоро не будет как новый! Дайте шляпу! Теперь посыпьте брюки пылью и оросите их нарзаном. Живо!

Ипполит Матвеевич через несколько минут стал грязным до отвращения.

— Теперь вы дозрели и приобрели полную возможность зарабатывать деньги честным трудом.

— Что же я должен делать? — слезливо спросил Воробьянинов.

— Французский язык знаете, надеюсь?

— Очень плохо. В пределах гимназического курса.

— Гм… Придется орудовать в этих пределах. Сможете ли вы сказать по-французски следующую фразу: «Господа, я не ел шесть дней»?

— Мосье, — начал Ипполит Матвеевич, запинаясь, — мосье, гм, гм… же не, что ли, же не манж па… шесть, как оно: ен, де, труа, катр, сенк… сис… сис… жур. Значит, же не манж па сис жур.

— Ну и произношение у вас, Киса! Впрочем, что от нищего требовать! Конечно, нищий в Европейской России говорит по-французски хуже, чем Мильеран. Ну, Кисуля, а в каких пределах вы знаете немецкий язык?

— Зачем мне это все? — воскликнул Ипполит Матвеевич.

— Затем, — сказал Остап веско, — что вы сейчас пойдете к «Цветнику», станете в тени и будете на французском, немецком и русском языках просить подаяние, упирая на то, что вы бывший член Государственной думы от кадетской фракции. Весь чистый сбор по ступит монтеру Мечникову. Поняли?

Ипполит Матвеевич преобразился. Грудь его вы гнулась, как Дворцовый мост в Ленинграде, глаза метнули огонь, и из ноздрей, как показалось Остапу, повалил густой дым. Усы медленно стали приподниматься.

— Ай-яй-яй, — сказал великий комбинатор, ничуть не испугавшись, — посмотрите на него. Не человек, а какой-то конек-горбунок!

— Никогда, — принялся вдруг чревовещать Ипполит Матвеевич, — никогда Воробьянинов не протягивал руки.

— Так протянете ноги, старый дуралей! — закричал Остап. — Вы не протягивали руки?

— Как вам понравится этот альфонсизм? Три месяца живет на мой счет. Три месяца я кормлю его, пою к воспитываю, и этот альфонс становится теперь в третью позицию и заявляет, что он… Hy! Довольно, товарищ! Одно из двух: или вы сейчас же отправитесь к «Цветнику» и приносите к вечеру десять рублей, или я вас автоматически исключаю из числа пайщиков-концессионеров. Считаю до пяти. Да или нет? Раз…

— Да, — пробормотал предводитель.

— В таком случае повторите заклинание.

— Мосье, же не манж па сие жур. Гебен зи мир битте этвас копек ауф дем штюк брод. Подайте чтонибудь бывшему депутату Государственной думы.

— Еще раз. Жалостнее!

Ипполит Матвеевич повторил.

— Ну, хорошо. У вас талант к нищенству заложен с детства. Идите. Свидание у источника в полночь. Это, имейте в виду, не для романтики, а просто — вечером больше подают.

— А вы, — спросил Ипполит Матвеевич, — куда пойдете?

— Обо мне не беспокойтесь. Я действую, как всегда, в самом трудном месте.

Остап сбегал в писчебумажную лавчонку, купил там на последний гривенник квитанционную книжку и около часу сидел на каменной тумбе, перенумеровывая квитанции и расписываясь на каждой из них.

— Прежде всего система, — бормотал он, — каждая общественная копейка должна быть учтена.

Великий комбинатор двинулся стрелковым шагом по горной дороге, ведущей вокруг Машука к месту дуэли Лермонтова с Мартыновым, мимо санаториев и домов отдыха.

Обгоняемый автобусами и пароконными экипажами, Остап вышел к Провалу.

Небольшая высеченная в скале галерея вела в конусообразный провал. Галерея кончалась балкончиком, стоя на котором можно было увидеть на дне Провала лужицу малахитовой зловонной жидкости. Этот Провал считается достопримечательностью Пятигорска, и поэтому за день его посещает немалое число экскурсий и туристов-одиночек.

Остап сразу же выяснил, что Провал для человека, лишенного предрассудков, может явиться доходной статьей:

«Удивительное дело, — размышлял Остап, — как город не догадался до сих пор брать гривенники за вход в Провал. Это, кажется, единственное место, куда пятигорцы пускают туристов без денег. Я уничтожу это позорное пятно на репутации города, я исправлю досадное упущение».

И Остап поступил так, как подсказывал ему разум, здоровый инстинкт и создавшаяся ситуация.

Он остановился у входа в Провал и, трепля в руках квитанционную книжку, время от времени вскрикивал:

— Приобретайте билеты, граждане! Десять копеек! Дети и красноармейцы бесплатно! Студентам — пять копеек! Не членам профсоюза — тридцать копеек! Остап бил наверняка. Пятигорцы в Провал не ходили, а с советского туриста содрать десять копеек за вход «куда-то» не представляло ни малейшего труда. Часам к пяти набралось уже рублей шесть. Помогли не члены союза, которых в Пятигорске было множество. Все доверчиво отдавали свои гривенники, и один румяный турист, завидя Остапа, сказал жене торжествующе:

— Видишь, Танюша, что я тебе вчера говорил? А ты говорила, что за вход в Провал платить не нужно. Не может быть. Правда, товарищ?

— Совершеннейшая правда, — подтвердил Остап, — этого быть не может, чтобы не брать за вход. Членам профсоюза — десять копеек и не членам профсоюза — тридцать копеек.

Читайте так же:
Режиссерский стул размеры

Перед вечером к Провалу подъехала на двух линейках экскурсия харьковских милиционеров. Остап испугался и хотел было притвориться невинным туристом, но милиционеры так робко столпились вокруг великого комбинатора, что пути к отступлению не было, Поэтому Остап закричал довольно твердым голосом:

— Членам профсоюза — десять копеек, но так как представители милиции могут быть приравнены к студентам и детям, то с них по пять копеек.

Милиционеры заплатили, деликатно осведомившись, с какой целью взимаются пятаки.

— С целью капитального ремонта Провала, — дерзко ответил Остап, — чтоб не слишком провалился.

В то время как великий комбинатор ловко торговал видом па малахитовую лужу, Ипполит Матвеевич, сгорбясь и погрязая в стыде, стоял под акацией и, не глядя на гуляющих, жевал три врученных ему фразы:

— Мсье, же не манж па… Гебен зи мир битте… Подайте что-нибудь депутату Государственной думы…

Подавали не то чтобы мало, но как-то невесело. Однако, играя на чистом парижском произношении слово «манж» и волнуя души бедственным положением бывшего члена Госдумы, удалось нахватать медяков рубля на три.

Под ногами гуляющих трещал гравий. Оркестр с небольшими перерывами исполнял Штрауса, Брамса и Грига. Светлая толпа, лепеча, катилась мимо старого предводителя и возвращалась вспять. Тень Лермонтова незримо витала над гражданами, вкушавшими мацони на веранде буфета. Пахло одеколоном и нарзанными газами.

— Подайте бывшему члену Государственной думы, — бормотал предводитель.

— Скажите, вы в самом деле были членом Государственной думы? — раздалось над ухом Ипполита Матвеевича. — И вы действительно ходили на заседания? Ах! Ах! Высокий класс!

Ипполит Матвеевич поднял лицо и обмер. Перед ним прыгал, как воробышек, толстенький Авессалом Владимирович Изнуренков. Он сменил коричневатый лодзинский костюм на белый пиджак и серые панталоны с игривой искоркой. Он был необычайно оживлен и иной раз подскакивал вершков на пять от земли. Ипполита Матвеевича Изнуренков не узнал и продолжал засыпать его вопросами:

— Скажите, вы в самом деле видели Родзянко? Пуришкевич, в самом деле, был лысый? Ах! Ах! Какая тема! Высокий класс!

Продолжая вертеться, Изнуренков сунул растерявшемуся предводителю три рубля и убежал. Но долго еще в «Цветнике» мелькали его толстенькие ляжки и чуть не с деревьев сыпалось:

— Ах! Ах! «Не пой, красавица, при мне ты песни Грузии печальной!» Ах! Ах! «Напоминают мне оне иную жизнь и берег дальний. » Ах! Ах! «А поутру она вновь улыбалась!» Высокий класс.

Ипполит Матвеевич продолжал стоять, обратив глаза к земле. И напрасно так стоял он. Он не видел многого.

В чудном мраке пятигорской ночи по аллеям парка гуляла Эллочка Щукина, волоча за собой покорного, примирившегося с нею Эрнеста Павловича. Поездка на Кислые воды была последним аккордом в тяжелой борьбе с дочкой Вандербильда. Гордая американка недавно с развлекательной целью выехала в собственной яхте на Сандвичевы острова.

— Хо-хо! — раздавалось в ночной тиши. — Знаменито, Эрнестуля! Кр-р-расота!

В буфете, освещенном лампами, сидел голубой воришка Альхен со своей супругой Сашхен. Щеки ее попрежнему были украшены николаевскими полубакенбардами. Альхен застенчиво ел шашлык по-карски, запивая его кахетинским № 2, а Сашхен, поглаживая бакенбарды, ждала заказанной осетрины.

После ликвидации второго дома собеса (было продано все, включая даже туальденоровый колпак повара и лозунг: «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу») Альхен решил отдохнуть и поразвлечься. Сама судьба хранила этого сытого жулика. Он собирался в этот день поехать в Провал, но не успел. Это спасло его: Остап выдоил бы из робкого завхоза никак не меньше тридцати рублей.

Ипполит Матвеевич побрел к источнику только тогда, когда музыканты складывали свои пюпитры, праздничная публика расходилась и только влюбленные парочки усиленно дышали в тощих аллеях «Цветника».

— Сколько насбирали? — спросил Остап, когда согбенная фигура предводителя появилась у источника.

— Семь рублей двадцать девять копеек. Три рубля бумажкой. Остальные — медь и немного серебра.

— Для первой гастроли дивно! Ставка ответственного работника! Вы меня умиляете. Киса! Но какой дурак дал вам три рубля, хотел бы я знать? Может быть, вы сдачи давали?

— Да не может быть! Авессалом? Ишь ты, шарик! Куда закатился! Вы с ним говорили? Ах, он вас не узнал!

— Расспрашивал о Государственной думе! Смеялся!

— Вот видите, предводитель, нищим быть не так-то уж плохо, особенно при умеренном образовании и слабой постановке голоса! А вы еще кобенились, лорда хранителя печати ломали! Ну, Кисочка, и я провел время недаром. Пятнадцать рублей, как одна копейка. Итого — хватит.

На другое утро монтер получил деньги и вечером притащил два стула. Третий стул, по его словам, взять было никак невозможно. На нем звуковое оформление играло в карты.

Для большей безопасности друзья забрались почти на самую вершину Машука.

Внизу прочными недвижимыми огнями светился Пятигорск. Пониже Пятигорска плохонькие огоньки обозначали станицу Горячеводскую. На горизонте двумя параллельными пунктирными линиями высовывался из-за горы Кисловодск.

Остап глянул в звездное небо и вынул из кармана известные уже плоскогубцы.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

Поговорка вечером стулья

(Настоящая фамилия Катаев) (30 ноября (13 декабря) 1903, Одесса, Российская империя — 2 июля 1942) — советский писатель; брат В. П. Катаева.

Собрание сочинений Ильи Ильфа и Евгения Петрова в 5 томах было издано в 1961 году Госиздательством художественной литературы. Во вступительной статье к этому собранию сочинений, Д. И. Заславский писал: «Судьба литературного содружества Ильфа и Петрова необычна. Она трогает и волнует. Они работали вместе не долго, всего десять лет, но в истории советской литературы оставили глубокий, неизгладимый след. Память о них не меркнет, и любовь читателей к их книгам не слабеет. Широкой известностью пользуются романы „Двенадцать стульев“ и „Золотой теленок“». Много пропагандирует произведения своих «двух отцов» дочь Ильфа — Александра Ильф, которая работает редактором издательства, где переводит тексты на английский язык.

Читайте так же:
Чем очистить стулья из кожзама белого цвета

А ваш дворник довольно-таки большой пошляк. Разве можно так напиваться на рубль?

А может тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?

А с какой целью взимается плата?! С целью ремонта провала. Чтобы не слишком проваливался!

А втомобиль — не роскошь, а средство передвижения.

А лександр Иванович не ел, а питался. Он не завтракал, а совершал физиологический процесс введения в организм должного количества жиров, углеводов и витаминов.

А х, если бы только найти индивида! Уж я так устрою, что он свои деньги мне сам принесет, на блюдечке с голубой каемкой.

Б атистовые портянки будем носить, крем Марго кушать.

Б ендер, я не пойду с Вами… Там ничего нет! Мы там все умрем!

Б ензин ваш — идеи наши.

В большом городе пешеходы ведут мученическую жизнь. Для них ввели некое транспортное гетто. Им разрешают переходить улицы только на перекрестках, то есть именно в тех местах, где движение сильнее всего и где волосок, на котором обычно висит жизнь пешехода, легче всего оборвать.

В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно — как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода.

В какой холодной стране мы живем! У нас все скрыто, все в подполье. Советского миллионера не может найти даже Наркомфин с его сверхмощным налоговым аппаратом.

В нашей обширной стране обыкновенный автомобиль, предназначенный, по мысли пешеходов, для мирной перевозки людей и грузов, принял грозные очертания братоубийственного снаряда.

В том, что старое вернется, Корейко никогда не сомневался. Он берег себя для капитализма.

В этом флотском борще-плавают обломки кораблекрушения.

В ам, предводитель, пора лечиться электричеством.

В аше политическое кредо? Всегда!

В от наделали делов эти Маркс и Энгельс!

В от я и миллионер! Сбылись мечты идиота!

В ремя, которое мы имеем, — это деньги, которых мы не имеем.

В се талантливые пишут разно, все бездарные — одинаково и даже одним почерком.

В се учтено могучим ураганом.

В сю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице.

В ы знаете, Бендер, как я ловлю гуся? Я убиваю его как тореодор, -одним ударом! Это опера, когда я иду на гуся! «Кармен»!

В ы не в церкви, вас не обманут. Будет и задаток. С течением времени.

Г лавное — это устранить причину сна. Основной причиной является самое существование советской власти. Но в данный момент я устранять ее не могу. У меня просто нет времени.

Д ело помощи утопающим — дело рук самих утопающих.

Д уся? Вы меня озлобляете. Я человек, измученный нарзаном.

Д ышите глубже, вы взволнованы!

Е сли бы устроили конкурс лжецов, то победить бы смог только тот, кто говорил бы правду.

Е сли пешеходу иной раз удается выпорхнуть из-под серебряного носа машины — его штрафует милиция за нарушение правил уличного катехизиса.

Е сли хотите, вы можете уйти. Тогда я, пожалуй, пойду. Но, помните, у нас длинные руки! Тогда я, пожалуй, останусь.

Е сть люди, которые не умеют страдать, как-то не выходит. А если уж и страдают, то стараются проделать это как можно быстрее и незаметнее для окружающих.

Ж елезный конь идет на смену крестьянской лошадке.

Ж енщины любят: молодых, политически грамотных, длинноногих.

Ж изнь прекрасна, невзирая на недочеты.

Ж изнь, господа присяжные заседатели, — это сложная штука, но, господа присяжные заседатели, эта штука открывается просто, как ящик. Надо только уметь его открыть. Кто не может открыть, тот пропадает.

З аграница — это миф о загробной жизни. Кто туда попадет, тот не возвращается.

З аседание продолжается.

З десь русский дух! Здесь Русью пахнет! Здесь еще летает догорающая жар-птица, и людям нашей профессии перепадают золотые перышки. Здесь сидит еще на своих сундуках кулак Кащей, считавший себя бессмертным и теперь с ужасом убедившийся, что ему приходит конец.

З нойная женщина, мечта поэта.

З олотой теленочек в нашей стране еще имеет кое-какую власть!

И мейте в виду, уважаемый Шура, даром я вас питать не намерен. За каждый витамин, который я вам скормлю, я потребую от вас множество мелких услуг.

И нтересный вы человек! Все у вас в порядке. Удивительно, с таким счастьем — и на свободе.

К иса, давайте и мы увековечимся. Забьем Мике баки. У меня, кстати, и мел есть! Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося здесь были».

К иса, я хочу вас спросить, как художник — художника: вы рисовать умеете?

К ислое дело, пещера Лехтвейса.

К лиента надо приучить к мысли, что ему придется отдать деньги. Его надо морально разоружить, подавить в нем реакционные собственнические инстинкты.

К огда я вижу эту новую жизнь, эти сдвиги, мне не хочется улыбаться, мне хочется молиться!

К огда-то, в царские времена, меблировка присутственных мест производилась по трафарету. Выращена была особая порода казенной мебели: плоские, уходящие под потолок шкафы, деревянные диваны с трехдюймовыми полированными сиденьями, столы на толстых бильярдных ногах и дубовые парапеты, отделявшие присутствие от внешнего беспокойного мира. За время революции эта порода мебели почти исчезла, и секрет ее выработки был утерян.

К омандовать парадом буду я!

К орейко понял, что сейчас возможна только подземная торговля, основанная на строжайшей тайне. Все кризисы, которые трясли молодое хозяйство, шли ему на пользу, все, на чем государство теряло, приносило ему доход.

К репитесь! Россия вас не забудет! Заграница нам поможет!

К то скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень!

Л ед тронулся, господа присяжные заседатели!

Л юдей, которые не читают газет, надо морально убивать на месте.

М есье, же не манж па сис жур. Гебен мир зи битте этвас копек ауф дем штюк брод. Подайте что-нибудь бывшему депутату Государственной думы.

Читайте так же:
Как снять пиастру с офисного стула

М олчи, грусть, молчи, Киса!

М усик. Готов гусик?!

М ы чужие на этом празднике жизни.

Н абил бы я тебе рыло, только Заратустра не позволяет.

Н адо заметить, что автомобиль тоже был изобретен пешеходами. Но автомобилисты об этом как-то сразу забыли. Кротких и умных пешеходов стали давить. Улицы, созданные пешеходами, перешли во власть автомобилистов.

Н адо мыслить. Меня, например, кормят идеи.

Н ам грубиянов не надо. Мы сами грубияны.

Н ас никто не любит, если не считать уголовного розыска, который тоже нас не любит.

Н е говоря уже о том, что воровать грешно, — мама, наверно, познакомила вас в детстве с такой доктриной, — это к тому же бесцельная трата сил и энергии.

Н е делайте из еды культа.

Н е корысти ради, а токмо во исполнение воли пославшей мя жены.

Н е сомневайтесь, как только советской власти не станет, вам сразу станет как-то легче. Вот увидите!

Н е стучите лысиной по паркету.

Н е учите меня жить.

Н ет на свете такой девушки, которая не знала бы, по крайней мере, за неделю, о готовящемся изъявлении чувств.

Н икогда, никогда Воробьянинов не протягивал руку! Так протянете ноги, старый дуралей!

Н ищим быть не так-то уж плохо, особенно при умеренном образовании и слабой постановке голоса.

Н у вас к черту! Пропадайте здесь с вашим стулом! А мне моя жизнь дорога как память!

Н у ты, жертва аборта, а ну быстро говори, кому продал стул?!

Н у что, дядя, невесты в вашем городе есть? Кому и кобыла невеста. Больше вопросов не имею!

О бед на первое, а речи на второе.

О дни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора.

О дним нарзаном разве проживешь?

О стап Ибрагимович, когда мы будем делить наши деньги?

О т мертвого осла уши.

О тсутствие женской ласки сказывается на жизненном укладе.

П аниковский вас всех продаст, купит и снова продаст… но уже дороже.

П араллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами.

П ешеходов надо любить. Пешеходы составляют большую часть человечества. Мало того — лучшую его часть. Пешеходы создали мир.

П иво отпускается только членам профсоюза.

П илите Шура, пилите!

П од все мелкие изобретения муравьиного мира подводится гранитная база «коммунистической» идеологии.

П окажите мне только богатого человека, и я отниму у него деньги.

П оложение было ужасно! В Москве, в центре города, на площадке девятого этажа стоял взрослый человек с высшим образованием, абсолютно голый. Идти ему было некуда. Он скорее согласился бы сесть в тюрьму, чем показаться в таком виде. Оставалось одно — пропадать!

П очем опиум для народа?

П редставители милиции могут быть приравнены к студентам и детям.

П роклятая страна! Страна, в которой миллионер не может повести свою невесту в кино.

П роклятый телеграф всюду понапихал свои столбы с проволоками.

П тицы, покайтесь в своих грехах публично!

Р аз в стране бродят какие-то денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их много.

Р аз вы живете в Советской стране, то и сны у вас должны быть советские.

Р аздача слонов.

Р аньше в фантастике главным было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Но вот радио есть, а счастья нет.

Р ешено было не допустить ни одной ошибки. Держали двадцать корректур. И все равно на титульном листе было напечатано: «Британская энциклопудия».

Р ио-де-Жанейро, — это хрустальная мечта моего детства, не касайтесь ее своими лапами.

С деньгами нужно расставаться легко, без стонов.

С волота всякая! Гадюка семибатюшная! Среднее образование имеет!

С коро только кошки родятся!

С лабонервных просим удалиться!

С нимите шляпы, обнажите головы. Сейчас состоится вынос тела.

С огласие есть продукт при полном непротивлении сторон.

С татистика знает все.

С частье никого не поджидает. Оно бродит по стране в длинных белых одеждах, распевая детскую песенку: «Ах, Америка — это страна, там гуляют и пьют без закуски». Но эту наивную детку надо ловить, ей нужно понравиться, за ней нужно ухаживать.

С читаю вечер воспоминаний закрытым.

Т аковы суровые законы жизни. Или, короче выражаясь, жизнь диктует нам свои суровые законы.

Т акую капусту грешно есть помимо водки.

Т вой суслик летит к своей курочке на крыльях любви.

Т оварищи. Политическая обстановка в Европе… Наш ответ Чемберлену…

Т олстый и красивый.

Т от не шахматист, кто, проиграв партию, не заявляет, что у него было выигрышное положение.

Т уды его в качель.

У вас вся спина белая.

У меня с советской властью возникли за последний год серьезнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу. Мне скучно строить социализм.

У тром деньги вечером стулья. А можно наоборот? Можно, но деньги вперед.

Ф инансовая пропасть — самая глубокая из всех пропастей, в нее можно падать всю жизнь.

Х олодные яйца всмятку — еда очень невкусная, и хороший, веселый человек никогда их не станет есть.

Х орошо излагает, собака. Учитесь.

Ч его вы орете, как белый медведь в теплую погоду?

Ч еловек не должен судиться. Это пошлое занятие.

Ч ем меньше город, тем длиннее приветственные речи.

Ч то же вы на меня смотрите, как солдат на вошь? Обалдели от счастья?

Э то май-баловник, это май-чародей веет свежим своим опахалом.

Я бы взял частями. Но мне нужно сразу.

Я , конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс. Это моя слабость.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector